Today: February 20 2019
russian English greek latvian French German Chinese (Simplified) Arabic hebrew

All that you will be interested in knowing about Cyprus on our website Cyplive.com
the most informative resource about Cyprus in runet
Геополитика ДРСМД через призму уроков истории

Геополитика ДРСМД через призму уроков истории

February 12 2019 LJ cover – Геополитика ДРСМД через призму уроков истории
Tags: Ядерное оружие, США, Россия, Аналитика, Политика, СССР, История, Европа, НАТО

Как и чем должен и может завершиться нынешний раунд «среднеракетной» конфронтации Москвы и Вашингтона?

Тема ДРСМД сегодня в топах, самая горячая. Множество обсуждений, в основном вертящихся вокруг двух вопросов: что будет и как отвечать. И практически никто, за очень редким исключением, не вспоминает о том, что мы все это уже проходили, и не так давно, всего три с половиной десятилетия назад. И наделали тогда множество ошибок, которые неплохо бы вспомнить, чтобы не повторить сегодня. Ибо хорошо знаем, чем для нас закончились те ошибки.

Итак, в 1982 году, после долгих препирательств с Москвой, дебатов с сателлитами по НАТО и смены власти в ряде ключевых европейских стран, включая ФРГ, США начали размещение в Западной Германии ракет средней дальности – баллистических «Першингов-2» и крылатых «Томогавков». Ответом Советского Союза стала постановка на боевое дежурство ОТР (оперативно-тактических ракетных комплексов) в ГДР и Чехословакии. И что из этого получилось?

Генеральным направлением внешнеполитической стратегии определенных кругов в поздней советской элите (прежде всего, в спецслужбах) считалось вбивание клина между США и Европой. С выходом в средней и долгосрочной перспективе на отрыв европейского континента от англосаксонского мира по Ла-Маншу и объединение его с Россией, «освободившейся» от национальных окраин.

Именно в этом причины и смысл развития националистических тенденций на этих окраинах, которыми дирижировали отнюдь не на местах и не с Запада, а из Москвы. То же самое относится и к известным событиям в ГДР (1953 г.), Венгрии (1956 г.), Чехословакии (1968 г.) и Польше (1980-1981 гг.). И в этом же подоплека распада СССР.

Если кто-то думает, что выталкивание после Беловежской пущи из рублевой зоны бывших советских республик было экспромтом гайдаровского правительства, то он очень сильно ошибается. Приведенные тогда во власть либералы были ширмой и громоотводом совершенно других интеллектуальных штабов, некоторые из которых достаточно подробно описаны небезызвестным генералом Широниным в книжке «КГБ – ЦРУ: тайные пружины перестройки».

Не будем обсуждать саму эту стратегию, провал которой, как и его трагические последствия для страны, очевидны, а официальное отношение к ней нынешних российских властей было сформулировано Владимиром Путиным в формуле «крупнейшей геополитической катастрофы XX века». Вернемся в 1982 год и разберем ситуацию с американскими и советскими ракетами по обе стороны «железного занавеса».

Очевидно, что американцы нас тогда полностью переиграли. Почему? Они поставили свои ракеты и создали нам угрозу не со своей территории, а с территории союзников, и мы в ответ совершили роковую ошибку. А именно: начали этим самым американским союзникам своими ракетами и угрожать, собственным руками попутно разрушая ту самую «европейскую» стратегию, которую сами и вынашивали. И которую американцы, позволив развить до определенной степени, когда она набрала инерцию, овладев умами и сердцами значительной части советской элиты, решительно обрубили «Першингами» и «Томогавками», введя этот сегмент советской элиты в состояние когнитивного диссонанса.

Ведь помимо сугубо военной стороны вопроса, у этих действий имелась и политическая, сформулированная одним из советников вице-президента Джорджа Буша-старшего, заявившего, что европейцы, конечно, могут и дальше заигрывать с Советами, но рискуют на это получить в Старом Свете ядерную войну.

Почему мы совершили эту ошибку, принявшись пугать Европу? Двух мнений быть не может: переоценили собственную важность для европейцев, недооценив степень их привязки к Вашингтону и Лондону и наличия целого спектра неофициальных элитных рычагов и связей, с помощью которых англосаксы дергали за ниточки, управляя вассальными европейскими элитами и лидерами. Впрочем, такой переоценкой себя и недооценкой США и, в целом, Запада грешил весь «европейский проект».

Мы, например, понадеялись на Гельмута Шмидта, который долго сопротивлялся американским ракетам, а его раз – и сменил Гельмут Коль, причем, без выборов. Просто такой «дружественный» нам глава МИД ФРГ Ганс-Дитрих Геншер, лидер «свободных демократов», взял, да и поменял коалицию, бросив СДПГ вместе со Шмидтом и переметнувшись к Колю и ХДС/ХСС. И остался министром при новом канцлере, в правом коалиционном правительстве, которое ракеты под вопрос уже не ставило.

Кто-нибудь сомневается, что советское руководство тогда банально «развели» на игре в «доброго и злого следователей»? И необходимо понимать, что именно этим всякий раз и заканчиваются любые игры с Европой, включая попытки оторвать ее от США. Сегодняшний пример – поддержка Европейским союзом самозванца Хуана Гуайдо в качестве «законного» венесуэльского президента.

Какой был верный шаг? На наш взгляд, очевидно, что встречные угрозы нужно было создавать не Европе (или не только и не столько Европе), а самим США. Надо было играть на обострение, демонстрируя американцам «отмороженную» решительность хотя бы хрущевского уровня. Проще говоря, проблему тогда решало возвращение ракет на Кубу, и Фидель Кастро был к этому готов, но советские лидеры банально струсили нового Карибского кризиса.

Ибо с той стороны, от госсекретаря Александра Хейга, прозвучало: «Есть вещи поважнее, чем мир», а у нас в ответ как заклинание твердили «лишь бы не было войны». Отсюда и началось то, что в геополитике называется стратегическим отступлением. На Западе поняли, что руководство СССР одряхлело и хочет покоя, а «шевелиться» не хочет, и еще больше не хочет рисковать. В стоянии острием против острия всегда проигрывает тот, кто вместо того, чтобы «задирать ставки», беспомощно садится на хвост и сигнализирует о готовности к «компромиссу».

Как весь этот печальный опыт проецируется на сегодня? Очень просто. Ситуация точно такая же. И вместе того, чтобы обсуждать, поставит Вашингтон ракеты в Европе или не поставит (поставит однозначно, только не в Германии, а в Польше и Прибалтике), многочисленным экспертам на таких же многочисленных круглых столах, транслируемых на всю страну и за ее пределы, надо бы задаться другим вопросом. О контрстратегии, которая, на самом деле, существует и состоит из двух частей.

Одна часть – та же, что и в ранних 80-х годах. Постановка Владимиром Путиным вопроса о российских «средних» ракетах, направленных на Европу, в зависимость от согласия европейских лидеров принять ракеты американские, лишь внешне является сильным ходом. На самом деле, у европейцев выбора, как и суверенитета, нет. Они согласятся на ракеты в тот момент, когда в Вашингтоне примут окончательное решение.

Да и мнение Берлина и Парижа, в отличие от 80-х, американцам сейчас не важно, ибо есть поляки, румыны и прибалты. А им на российские предупреждения наплевать, они привыкли бежать впереди паровоза, им нравится состязаться в русофобии. Гораздо важнее и перспективнее другие меры, которые могут быть приняты российской стороной, как самостоятельно, так и во взаимодействии с Китаем.

Например, сближение с Реджепом Эрдоганом, которое, наряду с союзом с Ираном и Сирией, по сути, перекрывает американцам важнейшее направление, с которого России можно создать «среднеракетную» угрозу – южное. А ведь напомним, что именно с Турции, точнее, с американских ракет в этой стране, начинался в свое время раунд военно-политического противостояния, который привел к Карибскому кризису.

Второе направление – восточное. Очень похоже, что истерика «блицкрига» Синдзо Абэ по Курилам с демонстрацией желания получить их «здесь и сейчас» имеет под собой сугубо американскую, ту самую «среднеракетную» подоплеку, которую сам Бог велел обернуть против США, а заодно Японии, проучив спесивых «самураев» постановкой на Южных Курилах уже российских ракет, нацеленных на американские базы на «непотопляемом авианосце», прежде всего на Окинаву, а также на остров Гуам.

Далее по карте идет Корейский полуостров. «Денуклеризацию» в «опережающем» режиме, которую добивается от КНДР Дональд Трамп, имеет генеральной целью, теперь это понятно, предотвратить использование территории Севера Россией и Китаем в качестве совместного плацдарма против тех же объектов. «Лакмусовая бумажка» страха перед этим американской стороны – требование Трампа включить КНР в новый ДРСМД.

Никто не говорит, что переговоры Северной Кореи и США надо искусственно затягивать, но нельзя идти на необоснованные уступки, и памятник Ким Чен Ыну при жизни нужно поставить за то, что он на них не идет и твердо стоит на своем: сначала гарантии – потом «денуклеаризация». А значит, в контексте отмены ДРСМД, ситуация в этом регионе для американцев остается малоперспективной.

Следующая «точка», которая на глазах разогревается, становясь почти «горячей», - Тайвань. Здесь России следует и дальше всецело поддерживать позицию КНР: в мире существует только один Китай, он един, и Тайвань – его провинция, отделенная проливом. Что-то вроде «китайского Сахалина», «китайского Крыма», «китайского Калининграда» или такой неотъемлемой части Русского мира как Белоруссия. Любые намеки на «суверенитет» острова – с нашей точки зрения международное преступление, ибо первым последствием станет появление там американских «среднеракет».

И наконец, Латинская Америка – Венесуэла и, разумеется, Куба. Мигель Диас-Канель, новый кубинский лидер, не случайно приезжал в Москву сразу после первых заявлений из Вашингтона о разрыве ДРСМД. Что касается Николаса Мадуро, то по-интеллигентски, извините, «сопливые» внутренние критики позиции Москвы ведь о геополитике не думают, они слова такого не слышали. А если и слышали, то считают ее атавизмом, уступившим место геоэкономике, не разумея, что все обстоит ровным счетом наоборот: геоэкономика – всего лишь часть геополитики. Именно поэтому такие страсти кипят вокруг евразийских трубопроводных маршрутов, что в Европе, что на юге Азии.

И второе, чего наши «интеллигентики» понимать не хотят, и этому сопротивляется вся их мелкая пацифистская душонка политических хиппи, - что уважающая себя держава, особенно имеющая опыт чрезмерной «борьбы за мир», обернувшейся перестройкой и развалом страны, на удар отвечает ударом, на угрозу – угрозой, на действие – действием. А не словами и тем более не слезами. Слезам никто не верит, не только Москва.

Слезам врага – радуются, понимая, что дело идет «путем». «Новое мышление» XXI века с прекращением новой холодной войны? Прекрасно, мы – за! Но пусть теперь разоружаются американцы. В одностороннем порядке, а мы – подождем-с. И еще мы им в ответ пообещаем то же, что они обещали нам, а как потом поступим – другой вопрос. Почему мир должен быть за наш счет? Потому, что так Бжезинский хотел? Не хотят мира за свой счет – значит, мира не будет! Да и «хочешь мира – готовься к войне», которая тоже не за горами, но это другая тема.

К сожалению, в нашем политическом мышлении есть вот эта червоточина, которая нам разговор с позиции силы осложняет, а именно: «ушибленность» многих в правящем классе Европой, непонимание, что Европа – исторический и непримиримый враг России. Она просто не хочет, чтобы к Востоку от нее была единая мощная сверхдержава. Это Европу пугает, плюс закрывает надежды на овладение российским «Lebensraum» и природными ресурсами.

Европа не помнит исторических уроков времен Золотой Орды и не понимает, что уберечь ее от прямого военного вторжения с Востока может только Россия, и чем Россия будет могущественнее, тем прочнее будет подлинная, а не выдуманная в рамках НАТО, европейская безопасность. Плюс у Европы Россия «в печенках» сидит за 1814 и за 1945 годы, и душа алчет реванша.

Но есть и другой аспект ситуации с ДРСМД. Его не было в 80-е годы, он для нас новый. Советского Союза, как и Варшавского договора – нет, ибо произошло стратегическое отступление России не только со своего восточноевропейского предполья, но и с собственной исторической территории, включая Украину, Белоруссию, Молдавию, Прибалтику, Закавказье.

Теперь это лимитрофы, на них идет борьба, которая в основном складывается пока не в нашу пользу, даже в, казалось бы, «союзной» Белоруссии. Но надо понимать, что «складывается» - это еще не «сложилась» и тем более не завершилась эта борьба. Как только и если мы ее проиграем, будем обложены со всех сторон, причем, далеко не только «среднеракетами».

Значит, стратегическое отступление должно смениться стратегическим наступлением, по крымской и донбасской модели, с фрагментацией противостоящих нам русофобских режимов при полной поддержке оказавшихся под пятой этих режимов народов, которые нам даже не родственные, а часть нас самих. Стоить это будет дорого, это нужно понимать и не нужно ныть: жизнь вообще сложная и вредная штука, от нее, в конце концов, умирают.

Первая генеральная цель такого контрнаступления – установление в упомянутых лимитрофах статус-кво с американцами. Любым путем. Любой ценой. Ибо окончательное вытеснение нас оттуда будет стоить еще дороже.

Следующая цель – получение перевеса и восстановление единой Большой страны, в центре которой станут не экономические процессы и институты, вроде ЕАЭС, а политические – общая Конституция с едиными союзными органами власти. Как ни парадоксально, легче всего обойдется восстановление СССР. Только при живом Горбачеве, его придется «перепрограммировать», но для профессионалов это, думается, дело техники. Не подумайте плохого: добрая беседа с очень престарелым человеком, озабоченным своим местом в истории.

И последнее. Может ли случиться так, что действительная «картинка» на выходе окажется зеркально противоположной той, что нарисована здесь? Что Европа отколется от Штатов, которые послушно отползут за Атлантику, и сольется в экстазе с Россией? Как ни парадоксально, такое возможно. Но лишь при одном условии: если вся нынешняя геополитическая борьба развивается в управляемом режиме шоу «нанайских мальчиков», а дирижирует ею один-единственный концептуальный центр.

Представить такое очень трудно, но как учит международно-политическая теория, всех факторов, влияющих на ту или иную ситуацию, учесть невозможно, ибо значительный пласт информации является закрытым, составляющим государственные тайны.

«Лакмусовой бумажкой» появления такой, без преувеличения кошмарной, перспективы стали бы неожиданные, не вытекающие из логики нынешней конфронтации, инициативы и компромиссы, которые вдруг, (как) по команде, получат неожиданное одобрение всех вовлеченных в них сторон. И никогда не говори «никогда», ибо курильский «звоночек» на эту тему только что прозвенел. Поэтому давайте внимательно наблюдать за геополитической динамикой. И не оставаться к ней равнодушными, недооценивая роли и позиций общественного мнения.

Vladimir Pavlenko
IA REX
GTranslate Your license is inactive or expired, please subscribe again!