Go to Publicity
«Back to news

News

17.07.2017 - 10: 15

Contemplating the "Trinity"

Icon of Andrei Rublev. The most famous and mysterious image of God in the history of iconography

The image of "Trinity" by Andrei Rublev is the most famous and mysterious image of God in the history of Orthodox iconography. Who, besides the Rev. Andrew, had to do with the creation of the icon? What do the symbols behind the angels' backs and the window in the throne mean? For whom the fourth place is left behind the throne, and how can one "communicate" with this icon? About the secrets of the "Trinity" readers of "Thomas" tells the head of the Department of Christian Culture of the Bible-Theological Institute of St. Apostle Andrew (BBI) and teacher of the Kolomna Theological Seminary, Irina Konstantinovna Yazykova.

- How did you first get to know the "Trinity" of Rublev? Maybe you still remember the impressions, feelings from this meeting?

- I met the "Trinity" when I was a student. I graduated from Moscow State University, where I studied art history. From the very beginning, I realized that I wanted to specialize in icon painting. My grandmother was a believer, so in general, icons from childhood attracted me as a window to a mysterious world. I felt a mystery behind them. Of course, the university gave me the opportunity to understand this professionally, but the phenomenon of the icon as a window to the divine world remained closed to me, despite the whole complex of my scientific knowledge.

The icon "Trinity" is one of the most mysterious. It is difficult for me to fix a specific moment of the "meeting". However, when I began to study the theology of the icon, and I was always interested not only in the artistic side, but also in the theological meaning hidden in the image, the "Trinity" was, of course, in the center of my attention. I opened a whole theological storehouse in this image, I saw in it a prayer embodied in colors, a whole treatise on the Holy Trinity. Nobody, perhaps, more deeply said about the mystery of the Divine Trinity as "Andrew Rublev" said.

It is known that icon painting is an art of the cathedral. We like to repeat this beautiful phrase, but what does it mean? "Trinity" Rublev best reveals its meaning. The chronicle says that in "the memory and praise of St. Sergius" - I almost literally quote the text - "... Hegumen Nikon of Radonezh ordered to write an image of the" Trinity "Andrei Rublev."

In the creation of this icon directly involved three people

Первым необходимо упомянуть преподобного Сергия Радонежского, который ко времени написания иконы уже почил. Но при жизни он создал особое по своей глубине учение о Святой Троице, не отличное от церковного, конечно, но глубоко понятое. На нем, на мистическом его переживании и была основана Троице-Сергиева лавра. Летопись и житие преподобного донесли до нас главный завет преподобного Сергия: «Воззрением на Святую Троицу побеждай ненавистную рознь мира сего». Мы же помним, когда была создана эта икона – в годы татаро-монгольского ига, «размирия», как тогда писали летописцы, когда ненависть царила между людьми, князья предавали и убивали друг друга. Именно в эти страшные дни преподобный Сергий и поставил Святую Троицу во главу угла как образ любви, которой только и можно победить вражду этого мира.

The second person was Nikon Radonezhsky. A disciple of St. Sergius, who became hegumen of the Trinity Monastery after his death. He built the Trinity Cathedral, where he transferred the relics of St. Sergius. Nikon decided to perpetuate the name of his teacher, not through his icon, but through the image of the Holy Trinity. What Sergius Radonezhsky taught, what he was referring to and, in the image of which he founded his monastery, was to find its embodiment in the icon.

The third figure was the Reverend Andrei Rublev himself, who, as an artist, fulfilled the covenant of Sergius of Radonezh. His image of "Trinity" is the doctrine of love, the depth of unity of spirit and harmony, written down in colors.

И, когда я стала разбираться в том, как написана эта икона, какие в ней заключены смыслы, для меня открылся целый мир. Мы не способны познать умом христианские догматы, не можем описать, как устроена Святая Троица – это великая тайна. Но Андрей Рублев лично для меня эту тайну приоткрыл. Это «собеседование Ангелов», которые прислушиваются друг другу, сидят за одним столом вокруг чаши, которую благословляет Ангел посредине… Каждый жест, поворот головы, каждая деталь выверены, предельно глубоки. Икона «Троица» дает возможность предстоять перед самим Богом, видеть к невидимое, пусть оно и ускользает от нашего ума.

Any person coming to this icon, perhaps, will not solve his everyday problems, but he will discover something that is greater than himself, inspiring peace, harmony, love

Therefore, I can not point to any specific moment in my communication with the "Trinity" Rublev. This accompanies me almost the whole of my conscious life. While doing iconography, theology of the icon, I always open something new in this icon.

- What was new about this image of the Holy Trinity, which was not before it? What is the "breakthrough" of this icon and why it was destined to become canonical? After all, this image became the property not only of the Russian theological tradition and culture, but also of world art. In what way is this discovery expressed?

– Новизна иконы в первую очередь в том, что Рублев сосредоточил все свое внимание именно на трех Ангелах. До него изображали в основном «гостеприимство Авраама» – сюжет 18-й главы книги Бытия, когда к Аврааму в дом пришли три Ангела. «Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли…» (Книга Бытие 18:2). Исходя из повествования этой главы, становится ясно, что Аврааму явился сам Бог. Хотя нет единства ни среди святых отцов, ни среди иконописцев в толковании этого сюжета. Кто-то утверждал, что перед Авраамом тогда явилась Святая Троица. И иконописцы изображали трех Ангелов в одинаковых одеждах, указывая на их единство и равенство друг другу. Другие богословы говорили о явлении Бога в сопровождении двух ангелов. Тогда одного из них изображали в одеждах Христа.

Андрей Рублев, устраняя бытовые детали сюжета – Сарру и Авраама, слугу, который закалывает тельца, то есть все, что писали иконописцы до него, — вводит нас в непосредственное созерцание тайны самой Троицы. Вообще, эта икона интересна тем, что она многопланова, ее можно прочитать по разному несколько раз: и как явление Христа, потому что средний Ангел изображен в одеждах Спасителя. Ее можно прочитать и как образ Троицы – все три Ангела написаны практически с одинаковыми ликами. Но перед нами не иллюстрация Бога. На этой иконе, как в богословском трактате, раскрывается то, что святые отцы называли «Троица во Единице» — один Бог в трех Лицах или Ипостасях. В образе также отражен и литургический аспект. Силуэты двух Ангелов, сидящих по бокам, образуют собой чашу. И на престоле посередине стоит чаша – символ Евхаристии, Жертвы Христа.

Есть на иконе и еще одна интересная деталь. Если внимательно посмотреть на престол, можно увидеть в нем окошечко. Знаете, когда проводишь экскурсию по Третьяковской галерее, ее кульминацией становится рублевский зал, сердце которого – «Троица». Этот зал наглядно демонстрирует, как иконография поднимается в духовном смысле все выше и выше, пока не достигает своего пика в иконе Рублева, а затем, к сожалению, начинается постепенный спад. Так вот обычно люди, глядя на этот образ, спрашивают: «А что это за окошечко?» Оно не случайно. Сразу должна предупредить – о «Троице» написано невероятное количество литературы, в которой представлены самые разнообразные комментарии и интерпретации. Так вот, один из исследователей пишет об этом окошечке следующее. В любом престоле, который находится в алтаре храма, всегда есть мощи святых. Но в престоле на иконе их нет. Есть Жертва Христова, которая символически изображена в виде чаши, которая стоит на престоле, но человеческого ответа на высоту этой жертвы нет. Что это за ответ такой? Это подвиг мучеников, преподобных, святителей – всех святых. Поэтому это окошечко как бы передает Божий вопрос: «А что ты ответишь на жертву любви Христовой?» Мне очень нравится это толкование. Я думаю, что Андрей Рублев мог так мыслить.

Another symbolic layer is associated with the images that stand behind each of the Angels. The middle angel shows a tree. It is the tree of life, which, as the Holy Scriptures say, the Lord planted in Paradise. Behind the Angel to our left are the chambers, the symbol of divine economy, the image of the Church. For the Angel on the right - it is usually associated with the Holy Spirit - the mountain. It symbolizes the ascent to the mountain (spiritual) world. These symbols are directly tied to the Angels and are more saturated in meaning than in any other icon.

In icons in general there are always these three symbols: inanimate nature (mountains), wildlife (trees) and architecture. But in the "Trinity" they are directly tied to each Angel. Andrei Rublev clearly wanted in this way to reveal the relationship of the Angels and the characteristics of each of them

- Is there a single interpretation, which of the angels symbolizes God the Father, which is God the Son and the Holy Spirit?

- This question - extremely difficult for researchers - is asked often. Respond to it in different ways. Some say that Christ is depicted in the center, the Father to the right of Him, and the Holy Spirit to the left. There is an interpretation that the Father is in the center, but since we can not see it directly, then, relying on the words of the Savior, "he who saw me saw the Father," He is depicted in the garments of Christ, and to his right sits the Son. Interpretations are many.

But this, maybe not the most important, oddly enough, in this icon. Stoglavy Cathedral (1551 year) approved the icon of Andrei Rublev as canonical, emphasizing that this is not an image of the Divine Personalities, but an image of the Divine Trinity. Therefore, the Council forbade the inscription of the Angels, thus cutting off any possibility of finally indicating who is who. Also for this image it was forbidden to depict the so-called "baptismal halo" - an iconographic device that points to Christ.

It is interesting that the "Trinity" Rublev has another name - "Ancient Council". It opens the other side of the icon. What is the "Everlasting Council"? This mysterious communication within the Holy Trinity about the salvation of mankind: God the Father with the voluntary consent of God the Son sends Him into the world for the salvation of people.

Do you see how many theological layers are hidden in the icon? This image is the most complex theological text. The icon itself is closer to the book than to the picture. It does not illustrate, but symbolically points to something hidden and secret.

Однако и художественный аспект этой иконы – невероятно высокий. То, что «Троицу» причисляют к величайшим шедеврам мирового искусства, не случайно. В начале XX века реставратор Василий Гурьянов нашел способ снимать слой олифы с потемневших икон. В 1904 году он расчистил маленький фрагмент изображения одежды на «Троице», и все увидели удивительный, пронзительный голубой цвет Рублева. Люди ахнули, и к иконе устремилась армия паломников. Монахи испугались, что древний образ могут испортить, закрыли икону окладом и запретили дальнейшие работы с ней. Завершили начатый тогда процесс только в 1918 году, к сожалению, когда Лавру уже закрыли. Тогда там работала очень хорошая реставрационная бригада под руководством Игоря Эммануиловича Грабаря. Когда они раскрыли икону полностью, то увидели удивительные, просто райские цвета: пронзительно голубой, золотой и темно-красный, почти вишневый. Местами еще присутствовал розоватый оттенок, а на одеждах проступала зелень. Это цвета Рая. Икона через свое художественное совершенство открывает нам Эдем. А что такое Рай? Это бытие Святой Троицы, Бога. Куда нас зовет Господь? Не к духовному комфорту, а туда, где будет единство человека и Бога. Просто посмотрите на икону: сидят три Ангела. Они занимают три стороны четырехугольного престола, но четвертая сторона свободна… Она как бы привлекает нас. Это и место, оставленное для Авраама, которого посетила тогда Святая Троица, и место, оставленное для каждого из нас.

- And whoever approaches the icon, as if becomes the fourth?

- Yes. The icon, as it were, includes its own contemplator. On this icon, by the way, it is easiest to demonstrate the famous iconographic principle of the reverse perspective. If you extend the lines of the foot of the throne, then they converge where the person stands. And inside the icon itself, these lines diverge, revealing eternity before our eyes.

Now you understand why this icon stands alone among the greatest masterpieces of Old Russian painting? Everything is concentrated in it: the theological depth, and artistic perfection, and the focus on man - dialogue with him. Icons are different: there are very closed, which is difficult to approach, but there are icons that, on the contrary, attract: Rublev wrote an icon "Zvenigorodsky Savior" - it is impossible to tear himself away from it. She would stand all her life and look at Him. But the "Trinity" is the golden mean of harmony and perfection.

- Can professional researchers tell us something about the very process of writing this icon? Perhaps, it is known how Rublev prepared for her, how did he fast, what happened to him while he wrote it?

"Medieval documents do not say much about it." There is only mention of the customer (the Monk Nikon of Radonezh) and everything. Nothing more is said about this icon, but something we can indirectly reconstruct. For example, it is known that Rublev was a monk. Hence, he led a life of prayer. Maybe he even took a vow before starting to write the "Trinity", but we can not really say anything. The medieval chronicles and documents of that era are extremely scanty for such information. It began to interest people already in New time.

Рублев был из плеяды учеников преподобного Сергия. А о них известно, что они были настоящими подвижниками, значит, с высокой долей вероятности мы можем утверждать, что Рублев был таким же. В документах тех времен упоминается много разных иконописцев. Феофана Грека все знают – он, между прочим, работал вместе с Андреем Рублевым в Благовещенском соборе. Кто-то может быть вспомнит Даниила Черного, с которым Рублев работал во Владимире. Есть и менее известные имена: Исайя Гречин, Прохор с Городца. Однако именно Андрей Рублев был избран для написания такой важной иконы. Такую сложную тему могли доверить только человеку, который конгениален ей. Лишь он сможет понять ее глубину и изобразить ее.

But this, unfortunately, is all we can say.

- It turns out, the image of Rublev in the film Tarkovsky - is, for the most part, his personal director's view?

– Конечно. Фильм Тарковского очень хороший, но он скорее рассказывает о человеке, который попадает в очень трудную эпоху. На мой взгляд, вопрос фильма таков: как христианину, тем более монаху, сохраниться в котле страшной истории, где люди убивают друг друга, сжигают города, где повсюду разорение, грязь, бедность? И вдруг – «когда б вы знали, из какого сора растут стихи!» То есть из какой страшной грязи, глубочайшей человеческой трагедии вырастают великие произведения искусства. Понятно, что Тарковский не собирался создавать реальный, исторический образ Рублева. Его больше интересует художник, который противостоит злу глубиной искусства, который свидетельствует, что в мире есть что-то другое, стоящее над его ужасом. Поэтому эту киноленту в первую очередь стоит рассматривать не как строгую историческую картину, а как попытку одного художника понять другого. Воинские подвиги не имеют никакого значения, если за ними не стоит очищение человеческой души. Поэтому и преподобный Сергий начал не с политики, не с войны, а с очищения и воспитания людей. И в этом смысле икона – важный артефакт, который противостоит тьме эпохи. Сам факт ее написания – подвиг.

If there is a "Trinity" Rublev - then there is God

- Father Pavel Florensky in the book "Iconostasis" has an interesting idea that Rublev's "Trinity" is the only, most convincing proof of the existence of God.

- Yes. He even said deeper: "If there is Rublev's" Trinity ", then there is God."

- And how to understand this phrase?

- For a modern person, this sounds strange, but looking at this icon, we understand that this is a Revelation exceeding all our representations. This can not be imagined. This is not a fantasy. So, behind this image there is some other reality - the divine. A person who lives by faith in God, who wrote such an icon, could not devote his whole life to hallucinations.


A shot from the film "Andrei Rublev", dir. Andrei Tarkovsky

In the life of Andrei Rublev there is one interesting remark. When they worked together with Daniel, they sat for a long time and just watched the icons. They did not write, they did not pray, they just looked, as if they were in front of the icons, feeding on them. They wanted to hear the voice of God, see the divine images, which they can then paint. Of course, Father Pavel Florensky, through this thought, pointed out that behind the "Trinity" a self-sufficient reality opens. Her man can not think up.

- Why for over five hundred years Andrei Rublev is not mentioned anywhere in the saints, and officially he was canonized by the Russian Orthodox Church only at the end of the last century?

– Если быть точнее в 1988 году, на Поместном Соборе в связи с тысячелетием Крещения Руси. На самом деле Андрей Рублев всегда был почитаем как святой в Троице-Сергиевой лавре. Сохранились даже иконы, где он изображается среди других лаврских святых. Монахам лавры всегда было понятно, что он святой. Было даже сказание XVII века о великих святых-иконописцах, где упоминается его имя. В древности, до так называемых Макарьевских соборов XVI века, не было зафиксированного списка святых. Было очень много местночтимых, о которых в одном городе знали, а в другом нет. Потом уже митрополит Макарий постарался собрать воедино всех почитаемых святых и включить их в один список.

The sanctity of Andrei Rublev was obvious to his contemporaries. And that's why it was officially canonized only in the XX century - it's understandable. The 1988 Cathedral canonized those whom the believers already worshiped. The cathedral only acknowledged their sanctity officially

It was such a kind of "provononization". Just see who was glorified with Andrei Rublev: Elizaveta Fedorovna, Xenia of Petersburg, Ambrose Optina, Ignat Bryanchaninov. That is, the Council simply stated their veneration and introduced them into the "saints."

- Turning to the history of the Trinity icon itself, do you know about the meetings of very famous people with this icon? Maybe they left their impressions, experiences from it? Perhaps there is some important historical event that was associated with this image? He, you can say, lies in the heart of our culture - I want to believe in it, at least ...

– Конечно есть. Я читала стихотворения, которые были посвящены этому образу. Нельзя, конечно, не вспомнить Тарковского. Когда он задумал свой фильм «Андрей Рублев», то признавался, что у него были очень расплывчатые представления о нем. Сотрудники музея Андрея Рублева рассказывали мне, что однажды он пришел к ним и стал просто советоваться, как со знатоками древнерусского искусства и вообще той эпохи. Тогда в музее была выставлена копия «Троицы». Он долго стоял, созерцая ее. После этой встречи у него произошёл внутренний духовный поворот, без которого он не смог бы создать киноленту такого уровня.

The history with the opening of the icon at the beginning of the XX century, which I mentioned, is also very typical. People rushed to look at the beauty that had emerged, which shone from under this black mass. Just imagine: before you a darkened icon - and suddenly a small piece opens, and from there it looks as if the blue sky is peeping out.

Есть еще один очень интересный случай. Известно, что протестанты в целом относятся к иконам очень отрицательно. Считают, что это идолопоклонство и так далее. Но еще в 90-х гг. мне подарили книгу одного протестантского немецкого пастора, который, увидев «Троицу», изменил свое отношение к иконам. Он даже написал целую книгу, в который пытался разгадать этот образ, дав свою интерпретацию. Он осознал, что это не идол, что за иконами действительно скрывается иная реальность. Человек не просто даже верующий, а богослов, пастор, стоящий глубоко на своей позиции, после встречи с «Троицей» изменился.

I know that during the Soviet era this icon and many others brought people to God. The church was silent at that time. Many churches were closed. Where did a man hear a living word about Christ, about the Church? People began to be interested in the icon, including the "Trinity", and then took the Holy Scripture, other books and came to the Church. I personally know several people who after meeting with the image of Rublev came to faith in the Soviet era.

- I remember one time, at Pentecost, I came to the temple in the evening. In the center, on the analog, lay the icon "Trinity", naturally, a copy of Rublev. And that's when I remembered this meeting with her forever. There was a feeling that I was standing - and in front of me the abyss. I did not know where to go, how to deal with this precipice. Nothing could be done. Only to stand on the very edge ... I was as if for a moment the divine lightning lit up. Perhaps, and you have your personal experience of meeting, the experience of touching this icon, not as a professional, but as a believing person?

- How do you say? This is not the case .. rather experience the experience of this icon, very personal. Sometimes I write poetry. I heard music and wrote about the "Trinity". As if she ... sounds. Through these colors I heard music that became my poem.

A source: THOMAS

Author: Sysoev Tikhon, Yazykova Irina

Tags: Religion, Orthodoxy, Icons